2010 Непростая судьба

Мартынов, А. Непростая судьба главного памятника города / А. Мартынов // Кобрин-информ. — 2010. – 16 сентября. – С. 6.

Отечественная война 1812, памятники, исторические памятники.

Непростая судьба главного памятника города

Кто только не замахивался на белорусскую землю! С давних времен чу­жеземные захватчики жадно засматривались на территорию, по которой проходили торговые пути с запада на восток, с Черного моря до Балтики. И не только присматривались, но и огнем и мечом хотели покорить ее. Были тут шведы и поляки, французы и немцы.

Вечной памятью о героической борьбе белорусского народа с захватчи­ками служат курганы и памятники. На странице «История» газета «К-И» от­крывает серию публикаций об исторических памятниках Кобринщины.

Многие жители считают своеобраз­ной визитной карточкой нашего города памятник русским воинам, одержавшим первую победу в войне 1812 года. Гости города Кобрина не упускают возможно­сти посетить это историческое место, но далеко не всем известно о его непростой судьбе…

Спустя три недели после вторжения наполеоновских полчищ в Россию бое­вые действия завязались на юго-западе Бе­лоруссии. Здесь оперировали части 3-й рус­ской армии под командованием генерала А.П.Тормасова. Им противостояли 7-й кор­пус «великой армии», возглавляемый гене­ралом Ж.Ренье, и австрийский корпус ге­нерала К.Шварценберга.

На третий день после вероломного на­падения французской армии на Росию, 15 июля (по новому стилю — 27), в Кобрине произошел бой с занимавшим город от­рядом генерала Кленгеля, который закон­чился полным разгромом противника, потерявшего до тысячи солдат. В плену оказались 2 генерала, 76 офицеров и 2 382 солдата. Победителям достались 8 пушек и 4 знамени (из них 2 находятся у могилы М.И.Кутузова в Санкт-Петербурге). В честь этих событий со стен Петропавлов­ской крепости был дан первый в ту вой­ну победный салют.

Торжественно отмечаемый в России 100-летний юбилей Отечественной вой­ны 1812 года дал повод для сооружения множества памятников на местах сраже­ний. Было принято решение увековечить и Кобринскую победу. Для сбора средств на кобринский памятник проводилась подписка среди личного состава воинс­ких частей, предки которых принимали участие в бою.

Закладка памятника, автором которо­го был архитектор Д.Марков, состоялась в самую годовщину боя, тогда как откры­тие произошло осенью того же года в весь­ма торжественной обстановке, в присут­ствии знаменных взводов полков, уча­ствующих в его возведении.

Сооруженный в центральной части Кобрина памятник состоит из гранитного постамента в виде скалы, увенчанной боль­шим бронзовым орлом с широко распрос­тертыми крыльями. Клювом и когтями орел разрывал лавровый венок с латинской бук­вой N посередине, символизирующий на­чало конца победных успехов самонадеян­ного корсиканца. На лицевой мраморной доске высечено: «Русским воинам, одержав­шим победу над войсками Наполеона в пре­делах России 15 июля 1812 года». Одна из двух боковых досок посвящена перечню полков-участников боя, тогда как на вто­рой дан список воинских частей, сооружав­ших памятник. На постаменте установле­ны в ряд четыре тяжеловесные мортиры того времени с пирамидками пятипудовых бомб.

Однако в первозданном виде памятни­ку суждено было простоять только до Пер­вой мировой войны. Захватившая в августе 1915 года Кобрин вильгельмовская солдат­ня осквернила памятник воинской славы: орел был отправлен на переплавку, обе бо­ковые мемориальные доски разбиты, чу­дом уцелела только лицевая мраморная плита. Впоследствии польская администра­ция вместо убранной лицевой мемориаль­ной мраморной доски установила аленькую бетонную плитку с текстом: «Кобрынь одебраны москалем 13 вжесьня 1920 р.»

Очередная пауза в непростой истории памятника затянулась до середины 30-х г.г., когда разыгрался анекдотический скандал. В ночное время местный мелкопоместный шляхтич Остромецкий самовольно укрепил на пустующем постаменте небольшой, так называемый кабинетный, бюстик Т.Ко- стюшко. Это самоуправство вызвало не­малый конфуз и переполох среди город­ских властей. Пан Остромецкий за дерз­кую самонадеянность поплатился непро­должительным арестом. И, тем не ме­нее, свергнуть бюстик легендарного ге­роя ни у кого не поднялась рука в тече­ние ряда месяцев. Смехотворное несо­ответствие монументального постамен­та маленькой скульптуре вызвало град острот и колкостей в адрес беспомощ­ных властей. Наконец был найден вы­ход из щекотливого положения: бюстик был заменен другим, более соответству­ющих габаритов. Ранее этот бюст нахо­дился в зале заседаний поветового сей­мика, отлитый местным скульптором Б.Видацкой. Примечательно, что и на сей раз «смена караула» была произведена по методу Остромецкого, втихую, без намека на какую бы то ни было офици­альную церемонию. Мало того, никто даже не подумал снабдить обновленный памятник соответствующей мемориаль­ной доской, оставив прежнюю неказис­тую табличку. В таком виде массивная голова героя простояла вплоть до 1951 г.

В канун 140-летия Отечественной войны решено было восстановить изна­чальный облик памятника. Так, по за­мыслу скульптора М.Керзина, создавше­го новый вариант бронзового орла с не­поврежденным лавровым венком без вензеля Наполеона, этот венок венчает славу русского оружия в этом бою.

А. Мартынов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.