2010 Вымершие и умирающие

Мартынов, А. Вымершие и умирающие профессии / А. Мартынов // Кобрин-информ. – 2010. – 1 июля. – С. 6.

Гончары, фонарщики, шабесгои, стекольщики, цегельщики, извозчики, молотебщики.

Вымершие и умирающие профессии

Поражает быстрота, с которой у нас в относительно короткое время исчезло множество занятий, а между тем без них ещё совсем недавно люди не могли представить своего существования. Некоторые из этих занятий возникали в дремучем прошлом и неторопливо совершенствовались по мере растущего спроса, затем постепенно вырождались и исчезали за ненадобностью. Например, холодное оружие и защитное вооружение — луки, стелы, копья, мечи, кольчуги и др. — совершенствовалось и изживалось столетиями. Другие древние занятия исчезли буквально на глазах, в рекордно короткое время. И что еще характерно: некоторые профессии в Кобрине извечно считались ис­ключительно еврейскими, тогда как к иным эта активная прослойка горожан веками питала явную неприязнь.

Цель настоящих беглых заметок — напомнить читателям об исчезнувших занятиях, значительная часть которых была сметена Первой мировой войной, тогда как второй части удалось благополучно пережить и Вторую мировую.

ГОНЧАРЫ

Не в столь отдаленном про­шлом в Кобрине была такая про­фессия. Именно от нее пошло старинное название нынешней Пролетарской улицы — Горшеч­ная, или Гончарная. В разговорной речи даже было в ходу вы­ражение «сходить на Гончары». Этим ремеслом занимались не­сколько семейств, проживавших на смежных улицах. Примитив­ные горны для обжига горшков, мисок, макитр, кувшинов возво­дились на огородах, подальше от строений. Кстати, необходимая добротная глина залегала ря­дышком, между Гончарной и Железнодорожной улицами, в урочище Глинищи. Там теперь высится храм евангельских христиан-баптистов. Гончарное ре­месло исчезло вместе с поголов­ной эвакуацией населения в 1915 г. Предпринимались неоднок­ратные попытки возродить древ­нее ремесло в 1940-41 гг., однако они были безуспешными.

ФОНАРЩИКИ

Дореволюционный Кобрин по благоустройству занимал в Гродненской губернии второе место после губернского города. В частности, это касалось и улично­го освещения. Для этой цели слу­жили примитивные керосиновые лампы, помещенные в застеклен­ные жестяные фонари, установ­ленные на невысоких деревянных столбах. Исходя из экономии, фо­нари размещались редко, поэто­му практическая польза от них была небольшая. При наступле­нии сумерек фонарщик с перенос­ной лестницей и бидоном кероси­на обходил вверенный ему учас­ток. Заправлялась лампа, очища­лось от копоти стекло, и зажигал­ся фонарь. В начале первого деся­тилетия 20 века в центре города появилось несколько луговых фо­нарей, дающих несравненно бо­лее яркий свет. Один из них запе­чатлен на открытке того време­ни. Для опять-таки ручного зажи­гания с помощью рычага фонарь опускался с высокого столба. Уме­стно напомнить, что первое элек­трическое освещение наших улиц появилось лишь в двадцатые годы прошлого века. Кстати, на Мухавце, когда он еще был судоходным, аналогичную функцию выполня­ли бакенщики, объезжавшие на лодке сигнальные фонари.

ШАБЕСГОИ

До тотального еврейского погрома, учиненного гитлеровцами, большинство насе­ления Кобрина составляли евреи. А поскольку иудейс­кая религия стро­жайше запрещает верующим выполнять любую работу начиная с вечера пятницы и в тече­ние всего суббот­него дня («шабес»), то даже малоиму­щие евреи, свято чтившие закон, для выполнения в зап­ретное время са­мых неотложных работ вынуждены были пользоваться услугами наемни­ков, называемых «шабесгоями». Обычно на этом деле подрабаты­вали подростки из соседних христи­анских семей. За небольшое воз­награждение они в субботу нео­днократно наве­щали «заказчика», чтобы зажигать ритуальные све­чи, топить печи, приносить воду, кормить домаш­них животных и др. Обычно шабесгой обслужи­вал еврейские се­мьи нескольких соседних домов.

СТЕКОЛЬЩИК

Кажется, еще совсем недавно с утра до вечера по городским улицам неторопли­во прохажива­лась колоритная фигура еврея-стекольщика в длиннополом лапсердаке. Обычно стекольщиков было несколько. Эти уже немо­лодые бородачи громкими воз­гласами оповещали о своем по­явлении. В специальном дере­вянном ящике, приспособлен­ном для ношения под рукой, имелись «разнокалиберные» куски стекла и оконная замазка, называемая у нас «китом». Любо-дорого было наблюдать, с какой виртуозностью мелькал в их руках стеклорез, а затем «китовалось» подогнанное до мил­лиметра стекло. Последняя опе­рация проводилась на один либо на два «кита», т.е. первая замаз­ка накладывалась на паз рамы, на нее помещалось стекло, пос­ле чего его еще раз промазыва­ли сверху. Закрепленное таким образом стекло держалось на сла­ву. Если требовалось стекло большего размера, чем то, что было в ящике, стекольщик в ус­ловленное время являлся к за­казчику. Без лишних хлопот ра­боты выполнялись в срок, каче­ственно, притом за весьма уме­ренный гонорар. Как бы приго­дились и в наши дни такие сте­кольщики!

ЦЕГЕЛЬЩИКИ

Может ли читатель вообра­зить, что некогда в одном лице одновременно совмещалось несколь­ко, на первый взгляд, несовмес­тимых профессий? Вполне респек­табельный предприниматель од­новременно был чернорабочим -заготовителем сырья, а также из­готовителем продукции и, нако­нец, торговцем. Такие умельцы жили в Кобрине еще в начале сто­летия. Это были владельцы кустар­ных кирпичных заводиков, кото­рые летом дымили на южных зад­ворках Кобрина — Заводской (ныне Красноармейской) улице. В более отдаленном прошлом аналогичные промыслы имелись в противопо­ложном конце города, напротив железнодорожного вокзала. Вла­дельцы миниатюрных «заводов» в зимний период собственноручно добывали глину, заготавливали сы­рье на теплый сезон. По весне всей семьей трудились над формовкой и обжигом кирпича в примитив­ной печи. Сбыт готовой продук­ции велся в течение всего года. Замухавецкие полевки исчезли вследствие проложенной здесь в 80- х годах минувшего столетия Либаво-Роменской железной дороги. Тогда как на южной окраине Кобрина одна благополучно коптила еще в 20-х гг.

ИЗВОЗЧИКИ

Одной из характерных при­мет довоенного Кобрина можно назвать наемного извозчика, про­тотипа нынешнего таксиста. Обычно из дюжины их на дежурство поочередно выезжала поло­вина. Узаконенной «извозчичьей биржей» служила площадка у аптеки Шидловского (ныне № 17). На козлах выстроенных в ряд легковых одноконных пролеток с подъемными кожаными «будами» от дождя в зной и стужу вос­седали извозчики, терпеливо поджидавшие не столь уж час­тых клиентов. Использовали их услуги главным образом те, кому надо было срочно добрать­ся до отдаленного конца города либо доставить не особенно гро­моздкую кладь. (Каламбуром звучало общепринятое выраже­ние «поехать на извозчике»). Естественно, неизменным успе­хом пользовался маршрут к редким поездам. В тридцатые годы традиционные, с желез­ными обручами, колеса, нещадно сотрясающие седоков на уха­бах булыжной мостовой, все чаще заменялись резиновыми, что существенно отражалось на тарифах проезда. Попытка не­которых самозабвенно влюб­ленных в свое дело извозчиков в первые послевоенные годы вос­становить старую профессию потерпела неудачу, хотя до по­явления на наших улицах современных легковых такси было еще ой как далеко.

МОЛОТЕБЩИКИ

Не все мещане, занимавшиеся земледелием, могли сами по той или иной причине обмолачивать выращенные зерновые. А ведь это вплоть до двадцатых годов делалось исключительно вручную. Орудием труда служил деревянный цеп, состоявший из длинной рукоятки — «пепильни» — и более короткого ударного «бича», который изготавливал­ся из твердых древесных пород. Обе части связывались сыро­мятным гужом. Молотебщики, а это обычно были малоземель­ные или безземельные крестья­не, нанимались либо поденно, либо сдельно, жили обычно на хозяйских харчах, а нередко и ночевали у хозяина. В течение осенне-зимнего сезона молотеб­щики переходили поочередно от одного к другому мещанину-земледельцу. Причем те же молотебщики не только молотили, но и веяли обмолоченное зерно при помощи деревянной «шуфли». Лишь в 30-е г.г. все большее рас­пространение получили сначала ручные молотилки, а затем мо­лотилки с конным приводом, а также ручные веялки.

А. Мартынов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.