2002 Кому дарили Кобрин

Мартынов, А. Кому дарили Кобрин? / Алексей Мартынов // Кобрынскі веснік. – 2002. – 14 жніўня. – С. 3.

Кому дарили Кобрин?

При ознакомлении с историей нашего города нельзя не обратить вни-мание на обилие всевозможных «дарений» Кобрина, в результате чего он множество раз менял своих владельцев. В этом отношении я бы назвал до-статочно символичным уже самое первое из дошедших до нас письменных упоминаний о Кобрине, которое связано с актом дарения.
На одной из страниц древней Ипатьевской летописи в записи 1288 года читаем: «Се аз, князь Володимир, сын Васильков, внук Романов, пишу грамоту: дал есмь княгине своей по своим животе (жизни) город свой Ко-бринь и с людьми, и с данью, како при мне даяли, тако и по мне ать дають княгине моей»…
Какими сведениями располагает история об авторе приведенного заве-щания, о котором современник писал: «Книжник великий и философ, како-го не было перед ним в целой земле и по нем не будет». Волынский князь Владимир, внук Романа Галицкого, упоминается в летописи с 1260 года. В 1262 году он сопровождал отца в походе на Литву. В 1264 году женился на дочери Романа брянского Ольге. В 1271 году после смерти отца сел на княжение во Владимире. Несмотря на миролюбивый нрав, ему пришлось вести борьбу с ятвягами и литовцами, активно вмешиваться в распри дру-гих соседей, в том числе польских князей. В его княжение татарские набеги сильно опустошали княжеские земли. В относительно спокойные проме-жутки им был восстановлен разоренный в 1241 году татарами Брест, ос-нован в 1276 году Каменец, делались старания развивать торговлю, для чего в страну привлекались иноземцы. Любимым занятием его было соб-ственноручное переписывание богослужебных книг. Последние годы своей жизни Владимир страдал от тяжкой болезни, по-видимому, рака нижней челюсти. Этот недуг свел его в могилу 12 декабря 1288 г.
Когда в середине ХIV века Великому княжеству Литовскому удалось подчинить своей власти все белорусские земли, князь Гедимин, распреде-ляя добычу между своими сыновьями, отдал в удел Кейстуту Брест, Ко-брин, Бельск, Каменец. После гибели Кейстута Кобрин переходит к Оль-гердовичам.
В одном из документов 1377 г. имеется упоминание об удельном князе Федоре Ратненском, во владения которого входил Кобрин. По его смерти Ратненское княжество также было разделено между сыновьями покойного. Один из них, Роман, около 1404 г. получает от великого князя литовского Витовта в наследственное владение Кобрин с прилегающими землями. С этого времени наш город становится центром Кобринского удельного княжества, т.е. самостоятельным административно-судебным округом.
Со смертью последнего князя Ивана Семеновича Кобрин переходит во владение его вдовы Анны Семеновны, которая скончалась в 1517 году, не оставив наследников. В том же году Кобринщина передается в пожизнен-ное владение второму мужу княгини Анны маршалу Вацлаву Костевичу, который умер в 1532 году. В документах он впервые именуется кобрин-ским старостой.
По смерти Костевича польский король Сигизмунд Старый дарит Ко-бринский повет своей жене королеве Боне, происходившей из знатного ро-да Сфорца. Эта властная и честолюбивая итальянка играла видную роль в политике. Она владела Кобрином вплоть до своего выезда в Италию в 1556 году. По ее инициативе началась усиленная колонизация белорусских земель не только польской шляхтой, но и выходцами из Голландии и Ита-лии. Так известно, что в Кобрине был поселен заслуженный при ее дворе золотых дел мастер Петр Неаполитанец. Лишь в эту пору в Кобрине появ-ляется первый католический костел. Попутно уместно вспомнить о проте-кающем по западной окраине Кобрина канале Боны. Именем Боны он был назван в двадцатых годах белопольскими властями, тогда как ранее назы-вался Казацким. По-видимому, некогда, возможно при Боне, его копали военнопленные казаки.
После кончины короля Стефана Батория в 1586 году Кобринская эко-номия поступила во вдовий удел его вдове Анне Ягеллонке, дочери Си-гизмунда и Боны. Прибыв в Кобрин в 1588 году, она освободила горожан от земских повинностей и с 5 января того же года предоставила городу самоуправление по так называемому «магдебурскому праву». Одновре-менно горожане получили право свободного пользования лесом на дрова и постройку ратуши, две ярмарки – 8 сентября и 6 января, торговые дни по понедельникам. Был также установлен первый городской герб с изоб-ражением Богоматери и святой Анны. Владевшие в городе домовладением шляхтичи также подлегали юрисдикции городских судов. Что же касается торговли, то евреи получили равные с остальными мещанами права.
Вскоре после смерти Анны Ягеллонки в 1596 году Кобринская эконо-мия была передана «для кормления» жене короля Сигизмунда III Кон-станции «Австриячке». Произведенная при ней в 1613 года очередная ре-визия экономии показала, что полученные городом привилегии лишь в не-значительной степени способствовали росту города и благосостояния населения. Впрочем, доход с города все же значительно возрос и достигал 765 литовских коп.
И в заключение длинного перечня дарений перейдем к самому послед-нему, которое датировано концом ХVIII столетия. 18 августа 1795 года императрица Екатерина II направила Сенату указ, в котором сказано: «В воздаяние знаменитых услуг нашего генерал-фельдмаршала графа Алек-сандра Суворова-Рымникского… всемилостивейшее пожаловали мы ему вечное и потомственное владение из поступивших в казну нашу Литовской губернии из економии Бржестской, бывшей в числе королевских столовых имений, Ключ Кобринский с прочими ключами, фольварками и селениями, в коих по представленной нам ведомости показано шесть тысяч девятьсот двадцать две души мужеска пола (по донесениям же полковника Корицкого, производившего по поручению Суворова прием, оказалось значительно больше – 8087 душ. А.М.) с принадлежащими к ним землями, угодьями и всей хозяйственной в оных наличностью, повелевая Сенату нашему, предписав, куда следует, об отдаче всего того ему, графу Суворову-Рымникскому, заготовить к подписанию нашему жалованную нашу грамоту».
Об этой «высочайшей милости» 14 сентября того же года литовский генерал-губернатор Репин уведомил Суворова, находившегося в Варшаве. Для ознакомления с новым огромным поместьем, чуть ли не втрое превосходившим все остальные имения Суворова вместе взятые, в Кобрин был направлен доверенный человек и подчиненный ему по службе майор Балк.
По-видимому, уже вскоре чрезмерное служебное усердие главно-управляющего Ключа Корицкого привело к открытому конфликту между «двором» и кобринскими мещанами. Предание об этом столкновении, столь характерном для нравов той эпохи, надолго сохранилось в памяти кобринских старожилов.
Началось с того, что кобринскому городскому старосте – или «прези-денту», по тогдашней терминологии – Ярмошевичу поступило из резиденции Ключа, усадьбы Губерния, расположенной в версте от города, указание – направить в усадьбу мещан на работу. Подавляющее большинство горожан в то время занималось земледелием и по образу жизни во всех отношениях мало чем отличалось от селян. Из уважения к знаменитому соседу президент беспрекословно выполнил требование, да и сами мещане довольно охотно направились в Губернию, рассматривая предстоящую работу как обычную в этих местах «толоку», т.е. безвозмездную добрососедскую помощь.

Однако Корицкий отнюдь не был склонен удовлетвориться одноразовым выходом мещан на работу и потребовал, чтобы и впредь горожане регулярно два раза в неделю являлись в усадьбу для отбывания барщины.

Смекнув, что дело оборачивается в нежелательную для них сторону, и петля барщины вот-вот затянется, мещане взбунтовались и наотрез отказа-лись удовлетворить незаконные притязания Корицкого. В свою очередь Ярмошевич заявил от лица горожан посланцу управляющего, что кобрин-ские мещане испокон веков были вольными людьми, а посему никто не вправе заставлять их на себя работать. В подтверждение сказанного он со-слался на хранившиеся в архивах ратуши жалованные грамоты, подтвер-ждающие мещанские права и привилегии. В ответ на столь «предерзостные слова» взбешенный Корицкий отправил к Ярмошевичу казаков, кото-рые отстегали его плетями за неповиновение. Столь убедительная аргу-ментация возымела должный эффект: мещане были вынуждены смириться и пойти на работу.

Алексей Мартынов.
20.01.1987 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.