1996 Старые казармы

Мартынов, А. Старые казармы / А. Мартынов // Кобрынскі веснік. – 1996. – 21 жніўня.

СТАРЫЕ КАЗАРМЫ

В отличие от мно­гих других городов в Кобрине с давних пор постоянно находился воинский гарнизон. Относительная близость города от старой русско-германской границы (напрямую до бывшей Восточной Пруссии 200 вёрст) вынуждала к постоян­ной бдительности. В конце 18-го и начале 19-го столетия в горо­де попеременно распо­лагались кавалерийс­кие части. Вначале это были кирасиры, затем Иркутский гусарский полк, в котором, к слову сказать, служил корнетом Александр Сергеевич Грибоедов.  Впоследствии место кавалерии устойчиво заняла пехота. В на­чале нынешнего столе­тия в Кобрине стояли два пехотных полка — 149 Черноморский и 150 Таманский.

О возникновении в городе воинских ка­зарм, или военного го­родка, как они стали именоваться в советс­кое время, сведения отсутствуют. Впрочем, в более отдалённом прошлом таковые строились вообще только в более значи­тельных, преимущес­твенно губернских го­родах. Гарнизоны же уездных городков обычно размещались по обывательским квар­тирам за определённое вознаграждение. Неког­да был даже распростра­нён своего рода нату­ральный налог, называ­емый квартирной повин­ностью. Непременной штатной должностью любой воинской части был офицер-квартирмейстер и при нём спе­циальная команда.

В нашем военном го­родке, выстроенном вблизи деревни Лепесы, все казармы были дере­вянные, двухэтажные, крытые жестью. В му­зейных фондах сохрани­лась столетней давнос­ти открытка с изображе­нием скромной полковой церквушки, также дере­вянной. Тогда как при сдаче Кобрина немцам в августе 1915 г. все мало-мальски военные объек­ты были сожжены, наш военный городок по не­объяснимой причине полностью уцелел, бла­гополучно дожив до вто­рой мировой войны. В межвоенный период его использовали по прямо­му назначению поляки (назывался тогда «ко­шарами»). В нём распо­лагался 83 пехотный полк, входивший в так называемую Сибирскую дивизию. Лишь в трид­цатые годы в западной части городка было со­оружено для штаба солидное кирпичное зда­ние. Второе — аналогич­ное — построено тогда же за пределами казармен­ного комплекса, предна­значенное для семейств офицеров, носило назва­ние «Сибиряк». С осе­ни 1939 г. в первом из этих зданий располо­жился штаб 4-й армии, которой командовал ге­нерал В. И. Чуйков. Во время одной из первых бомбёжек военного го­родка на рассвете 22 июня, 1941 года прямым попаданием крупнокали­берной бомбы здание было полностью разру­шено. В годы оккупации немцы использовали во­енный городок по его прямому назначению, а затем полностью разру­шили при бегстве из Кобрина.

Первоначально наш военный городок пред­назначался лишь для размещения одного пол­ка. Впоследствии, когда возникла необходимость стационарного размеще­ния в городе второго полка, был найден следующий выход. Военное ведомство заключило с местными состоятельны­ми евреями контракт на постройку в разных мес­тах города специальной архитектуры двухэтаж­ных кирпичных зданий, которые арендовались у владельцев под  казар­мы. Такого рода парные казармы в конце Брес­тской (Советской) ули­цы принадлежали еврею Гибготу, который на со­седних обширных огоро­дах выращивал для сво­их «постояльцев» все­возможные овощи, имея устойчивый дополни­тельный доход. Эти ка­зармы были сожжены отступавшими русскими в 1915 г. В двадцатые годы обгоревшая короб­ка одной из казарм была полностью разобрана. Впоследствии на её мес­те была выстроена шко­ла для слабослышащих детей. А вот левый «на­парник» её простоял в полуразрушенном состо­янии до 1940 г. Тогда второй этаж был снесён, а в восстановленном первом разместились цеха МТС. В послевоен­ные годы в нём обосно­вался один из первых цехов строившегося рем­завода.

Одновременно типо­вая казарма была вы­строена в конце Суво­ровской ул. и также сго­рела в 1915 г. После примитивного восстанов­ления в ней размещался склад строительных ма­териалов. В первую бом­бёжку города в 1939 г. вражеская бомба пол­ностью разрушила юж­ную часть здания. Со­хранившаяся половина восстановлена в после­военные годы. В ней разновременно разме­щались административ­ные учреждения. Теперь там приютилось домо­управление и паспор­тный отдел. Это на­иболее сохранившая­ся из всех казарм этой серии.

И наконец третье из однотипных казар­менных зданий было выстроено в непос­редственной близости от привокзальной площади. В 1915 году его постигла судьба остальных. Впослед­ствии верхний этаж сгоревшей коробки был снесён, а в отре­монтированном ни­жнем этаже размес­тился послевоенный маслопром. Следует отметить, что при всех казармах имелись об­ширные плацы для строевых занятий.

Непременной вспомогательной частью всех воинских казарм, где бы они ни находились, служили два огромных продо­вольственных склада, стоявших до злопо­лучного 1915 г. в са­мом конце Пинской ул. Они служили для хранения мобилиза­ционных запасов про­довольствия. На этом месте теперь размес­тились склады гортопа. О былом напоми­нает сохранившаяся кирпичная караулка.

А. МАРТЫНОВ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.