Кузьмич, Н. Помни имя свое

Кузьмич, Н. Помни имя свое / [Николай Петрович Кузьмич ; беседовала] Марина Кузьмич ; фото автора и Алексея Вязмитинова // Советская Белоруссия. – 2020. – 23 июля (№ 141) : фот. — С. 10.

Беседа с заслуженным деятелем искусств Беларуси, лауреатом премии «За духовное возрождение», кавалером ордена Франциска Скорины Н. П. Кузьмичем.

Помни имя свое

Воссоздание Креста и раки святой Евфросинии Полоцкой — важная веха в летописи страны

Бережное отношение к прошлому — ментальная черта нашего народа. Испокон веков люди, которые жили на белорусской земле, хранили то, что было оставлено в наследство. Сегодня мы, опираясь на опыт предков, создаем свои духовные и материальные ценности и тем самым выстраиваем мост между прошлым и будущим. Важно не только сохранить, но и восстановить утраченное в перипетиях истории. Сбережение историко-культурных ценностей — неотъемлемая часть политики государства и Президента. Во многом благодаря возрождению исторической значимости Беларуси за годы независимости удалось достичь заметных успехов во всех сферах жизни, занять «свой пачэсны пасад мiж народами».

Одно из знаковых событий в начале 2000-х — решение Александра Лукашенко о выделении денежных средств для финансирования расходов, связанных с оплатой 120 килограммов серебра на воссоздание раки святой Евфросинии Полоцкой.

За ее изготовление взялся брестский мастер Николай Кузьмич. Сегодня заслуженный деятель искусств Беларуси, лауреат премии «За духовное возрождение», кавалер ордена Франциска Скорины в подробностях помнит, как работал над изготовлением своеобразного ковчега, в котором хранятся мощи заступницы земли белорусской. Чтобы узнать об этом подробнее, корреспондент «СБ. Беларусь сегодня» заглянула в его ювелирную мастерскую «Вiзантый» в Бресте.

Если спросить у Николая Петровича о самых значимых достижениях в жизни, ответит: встреча с любимой супругой.

— Именно Татьяна стала для меня музой и вдохновительницей на всю жизнь,— с порога признается художник. — Она мой Божий дар. Пока я пропадал в работе, она обеспечивала надежный тыл. А это для меня, представителя творческой профессии, немаловажно. И сейчас трудимся вместе.

— Когда вам предложили воссоздать раку для нетленных мощей Евфросинии Полоцкой, сразу согласились?

— Да. Ведь ее изготовлению предшествовало создание копии Креста преподобной, ставротеки для него. Было отрадно, что мне в очередной раз доверили столь ответственную работу. Значит, предыдущую оценили высоко. Кто бывал в Спасо-Евфросиниевском монастыре, тот представляет, что рака — это такой ковчег, в котором хранятся мощи святой. Мне нужно было в точности повторить ту, что была изготовлена в 1910 году, когда мощи Святой Евфросинии возвратились из Киева в Полоцк.

Распоряжением Президента из Госфонда была выделена помощь. Кроме серебра, в раке есть элементы из золота, бронзы, ценные камни. Использовал технику перегородчатой эмали с применением чеканки, литья.

Работать над ракой было проще. Ведь мы уже многому научились во время воссоздания Креста преподобной Евфросинии. Важно было также учесть, что рака должна без препятствия открываться и закрываться. К слову, в наши дни она всегда открыта. От этого икона святой, размещенная на крышке, видна не всем. Изготавливали ковчег для мощей три года. Все это время наша мастерская находилась под охраной.

— Что способствовало тому, что для выполнения этой ответственной работы выбрали именно вас?

— В 1990-е я работал обычным художником производственных мастерских брестского художественного комбината. Но уже в то время начал осваивать технику древневизантийской перегородчатой эмали. Поэтому и предложили. Я человек открытый всему новому, поэтому согласился. Хотя позже сам себя корил за это. Как мог осмелиться взяться за такую тему? Ведь оригинал Креста был создан в XII веке. А чтобы повторить его через восемьсот лет, нужно каким-то неведомым образом восполнить информацию, утраченную за это время. Владыка Филарет дал мне свое благословение. И тогда я приступил к работе.

Хотелось узнать, каким был Крест, в мельчайших подробностях. Для этого стал изучать ювелирные памятники XII века. На это ушел почти целый год. Мы ездили по ближнему зарубежью, вникали в архивы. Ведь в Беларуси раритетов, выполненных в технике древневизантийской перегородчатой эмали, не было. К счастью, в архиве Российской академии наук в Санкт-Петербурге нашлись девятнадцать фотонегативов оригинального Креста, сделанных еще в XIX веке. Распечатали фотоснимки. И, отталкиваясь от этих черно-белых изображений, начали работу, которая затянулась на пять лет.

Бог давал мне силы и упорство. Ведь припаивать при температуре 750—800 градусов тонкую, как былинка, перегородку — задача очень сложная.

— Правда ли, что вы за это время сами стали верующим человеком?

— На это повлиял тогда митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуси Филарет. Мы отвозили ему все эскизы. Он просматривал их, всячески поддерживал. Без веры в Бога и любви к ближнему, не скрою, ничего бы у меня не получилось. Прежде чем плавить металл, изучил «Житие преподобной Евфросинии Полоцкой». Первую белорусскую женщину, причисленную к лику святых, знают, почитают верующие и неверующие, православные и католики. Ее именем названы храмы в разных странах. Монастырь, где сегодня находится Крест преподобной, периодически сам посещаю.

А 5 июня 2007 года, когда состоялось освящение раки заступницы Беларуси, а само событие навсегда вошло в летопись нашей страны, стало еще одной знаковой вехой в истории.

— Вас включают в топ лучших ювелиров мира, называют современным Лазарем Богшей. Вы создаете шедевры в технике древневизантийской перегородчатой эмали, которой в Беларуси не владеет никто, а мировых профессионалов и вовсе можно пересчитать по пальцам…

— С хвалебными словами не согласен. Это придумали журналисты. О своем деле могу сказать так: я художник, который работает с металлом. И продолжаю учиться этому каждый день. Не так давно завершил создание иконы святой великомученицы Варвары. На ее изготовление ушел почти год. Почему так долго? Нужно сначала сделать эскиз. Затем берем металл и прокатываем его через станок. В итоге золото или серебро — в зависимости от пожеланий заказчика — превращается, как тесто, в тонкий пласт. Далее из него чеканится лоток будущего образа. А затем — укладка перегородки. Эта такая тоненькая мягкая металлическая лента толщиной 0,03 миллиметра. Пинцетом я могу придать ей любую форму. Она, собственно, и есть своего рода ограничитель для эмали, которая заполняет нужным цветом получившийся рисунок. Работа требует напряжения зрения, поэтому использую микроскоп. Затем — обжиг в печи.

— Что для вас как художника особенно важно в работе?

— Ощущение счастья. С уверенностью могу сказать, что я счастливый человек. У меня есть замечательная супруга, с ней вот уже более тридцати пяти лет живем вместе. Сын Петр работает вместе со мной в мастерской и продолжает искусство перегородчатой эмали. Подрастает внучка Сонечка, в которой мы уже увидели задатки будущего художника.

Придает жизненных сил и энергии родная земля, радостные лица людей. Именно на Брестчине чувствую себя комфортно и черпаю вдохновение, ведь здесь я родился.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Александр Лукашенко в день освящения раки Евфросинии Полоцкой:

— Вся деятельность великой просветительницы неразрывно связана с прекрасным городом Полоцком, который был одним из центров формирования белорусского народа. Здесь, на полоцкой земле, все мы особенно остро осознаем, как важно беречь память о славных делах предков. Неизбежным следствием пренебрежения к памяти народа является крушение государств («СБ. Беларусь сегодня», 6.06.2007 г.).

Марина Кузьмич

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.